четверг, 26 июня 2014 г.

Сергей Гайдукевич: "Если бы Лукашенко не участвовал в выборах, президентом страны стал бы я"

Сергей Гайдукевич первым из белорусских политиков объявил о своем намерении участвовать в президентской гонке 2015 года. Он искренне считает, что на пост президента могут претендовать только два человека – он сам и Александр Лукашенко. Однако до сих пор ни одна попытка Гайдукевича придти во власть не закончилась успехом

До очередных президентских выборов осталось менее полутора лет. Однако вопрос о том, кто составит конкуренцию Александру Лукашенко в 2015 году, остается открытым. Демократической оппозиции так и не удалось пока определить единого кандидата, и шансы на то, что это произойдет, уменьшаются с каждым месяцем. Пока только три белорусских политика с большей или меньшей уверенностью заявляют о своем намерении побороться за пост президента на выборах 2015 года. Первый из них – Сергей Гайдукевич.

- До выборов осталось полтора года…
- Я совершенно не согласен. Осталось, вообще-то шесть месяцев.

- То есть, выборы пройдут досрочно?
- Нет, дело не в этом. Что такое президентская кампания? Ну вот смотрите. Когда у нас будут президентские выборы? Говорят: в 2015 году. Давайте посмотрим: предыдущие выборы прошли в 2010 году в декабре. Согласно закону, выборы могут состояться либо до ноября (последний срок – в ноябре), либо… Вы знаете, в такой ситуации всегда надо ставить себя на место власти. Когда у нас возвращаются студенты? В сентябре. Студенты нужны? Конечно, нужны. Надо всех построить и повести на избирательные участки. То есть, я думаю, выборы скорее всего будут в сентябре. Потому что летом – пора отпусков, люди разъезжаются, это невыгодно.
Это что касается даты голосования. А теперь давайте посмотрим на картину, как вообще начинаются выборы. Месяц – на агитацию, месяц – на сбор подписей, и так далее. То есть отнимаем пять месяцев, и получаем, что уже в марте месяце кандидат вместе с инициативной группой должен находиться в готовности №1. У него должны быть определены города, в которых он будет собирать подписи. Как правило, это Минск и шесть областных центров плюс Орша, Барановичи, Бобруйск, Лида, Мозырь, Новополоцк, Полоцк, Волковыск, Молодечно, Жодино. А для такого сбора подписей на местах нужно иметь структуры, готовые работать.
Вот поэтому в 2010 году все кандидаты и пошли к Лукашенко получать от него кандидатские карточки. Потому что подписи, в принципе, не собрал никто.
Так что для любой структуры, которая имеет кандидата в президенты, которая нацелена на задачи, выборы должны начинаться в 2014 году. Чтобы к марту 2015-го рассчитывать хоть на что-то. Если этого нету, то все будет зависеть от власти – кому она даст кандидатские карточки. 

- Насколько оправдано предположение, что сами выборы будут досрочными (как в 2006 году)?
- Нет, это бред. Это невыгодно. В 2006 году сама логика вещей указывала провести выборы в марте. Зачем их проводить летом? Это и мне было выгодно. Я тогда выдвинулся кандидатом в президенты. Я обычно за полтора-два года выдвигаюсь, чтобы успеть структуры настроить, людей, подготовить штабы и так далее. Это долгий процесс, если человек рассчитывает собрать подписи и как-то поучаствовать в выборах.
Но тогда у оппозиции был Милинкевич, и была какая-то договоренность… И власть рассудила: надо Милинкевича на второе место поставить, чтобы Европа была довольна.

- Лукашенко правит уже 20 лет, фактически выходит на пенсию. Кто его заменит?
- Нет, я совершенно по-другому рассуждаю. Лукашенко 30 или 31 августа исполняется 60 лет. Мы одногодки – мне 60 лет исполняется в сентябре. Вы знаете, меня никто не считает старым. В политике до 70-ти лет – возраст вполне приемлемый для подавляющего большинства электората. Вот сколько Путину сейчас? Он старше Лукашенко, ему 62 года. И то же самое можно сказать о многих политиках. То есть думать о том, что Лукашенко собрался куда-то там уходить – это совершенно несерьезно. Я думаю, у него даже мыслей таких нет.
Исходя из этого, нужно сейчас думать молодежи, которая надеется в будущем как-то участвовать. А кто, по всей видимости, придет, когда Лукашенко скажет «Ну все, я ухожу» – через 10 лет… Скажу иначе. Если бы на сегодняшний день по каким-то причинам Александр Григорьевич сказал «я не иду», президентом страны стал бы я. Я не буду говорить о принципах, о том, во что электорат верит, но позиция Гайдукевича в данном случае такова, что я выиграл бы с разгромным счетом в 70% как минимум.
Я не считаю, что выполняю какие-то заказы власти, я никогда в жизни не был спарринг-партнером действующего президента. Спарринг-партнерами были Некляев, а также все, кто участвовал по тем же сценариям, по которым участвовал я. Только они все покувыркаются, а потом ищут другого, кто на гранты пойдет, за деньгами. Что, разве существует организация «Говори правду»? Ее нету. 

- Какова вероятность, что Лукашенко захочет поставить преемником своего старшего сына, Виктора?
- Никакой. И рассуждать даже на эту тему нет смысла. И любой грамотный политик видит это. Нету даже никаких перспектив, это невозможно в принципе.

- В чем причина того, что демократическая оппозиция никак не может избрать единого кандидата?
- А они никогда его и не хотели избирать. Это иллюзия, что оппозиция хочет избрать единого кандидата. Все думают о будущем: как заработать и где потом жить. Это было и в 2001 году. Там не было никогда никаких принципов, нет и сейчас. Никакой борьбы там нету, все имитируется, есть обманутые люди. В 2006 году, когда избрали единым Милинкевича, как только у него стало что-то получаться – его сразу обвинили в том, что он постоянно ездит по Европе. И его потихонечку, потихонечку начали отодвигать. Возникла идея – создать нового кандидата. Но из кого? И так происходит постоянно.
Ну вот что сегодня происходит? Ничего. Никого нет. Ну, Анатоль Лебедько решил все-таки пойти кандидатом в президенты. Для чего? Никогда не хотел, теперь захотел. Когда партия на ладан дышит. Кто там еще? Некляев. Ну конечно, если Некляев пойдет, я буду очень рад. Человек в таком возрасте… Дмитриев на нем деньги зарабатывает, они там перегрызутся скоро. Федута, на это глядя, уехал просто. Вы понимаете, единого кандидата можно, конечно, назначить. Но это должен быть лидер, в которого люди поверят, и которому на самом деле начнут помогать, без всяких там праймериз.

- На какую социальную группу вы опираетесь?
- Как вы думаете, сколько процентов людей в Республике Беларусь поддерживают общение с Россией, поддерживают умеренную позицию по отношению к Европе, – позицию нормальную, человеческую, без войны, без всего. Позицию нормальной жизни. То есть чья позиция больше по душе гражданам Беларуси? Моя позиция.
В данном случае, после недавних событий в Украине, думаю, позиции Лукашенко укрепились. Он правильно себя повел, и не стал поступать так, как многие хотели. И я поступил очень интересно. Я занял очень хорошую, нормальную человеческую позицию. Я не хочу это расшифровывать – по политическим соображениям. Но я хочу сказать, что людей, которые будут голосовать за Гайдукевича, очень много.
Сейчас у всех людей – рабочих, крестьян, интеллигенции, учителей, – понятия более приземленные. Они смотрят: чтобы было спокойно, чтобы была зарплата, чтобы дети спокойно ходили в школу. Каждый человек думает о том, где заработать, как купить машину, насобирать на квартиру… У всех позиция одна – жизненная. И моя позиция очень сильная, думаю, за меня будут голосовать очень многие. Так что голосовать за меня будут все слои населения.

- 2015 год. Выборы. Лукашенко, Гайдукевич… кто еще может оказаться в избирательных бюллетенях?
- Кого власть выберет, кому разрешат. Вы понимаете, я не вижу вообще человека, который может собрать подписи. Пойдет тот, за кого поможем собрать подписи власть и мы. Хотя, конечно, никому я помогать не буду. Я бы, на месте власти, пропустил Некляева. 70 лет человеку, самый шикарный возраст, и кандидата он уже как-то изображал. Так что вполне… Может, кто-то будет четвертый. Но кто – понять не могу. Я не знаю вообще, кто на что рассчитывает. Калякин собрать подписи не сможет, Лебедько – тоже не сможет. Но, может, они как-то объединятся. Я бы на месте Калякина ушел бы руководителем штаба к какому-нибудь единому кандидату. А кто может быть единым? Кроме Некляева, я никого не вижу.

- Если бы Вы пришли к власти, вы бы провели перераспределение властных полномочий в пользу парламента и Совета министров?
- Конечно. Здесь Лукашенко даже говорит: «такие полномочия, как у меня, дальше не должны быть ни у кого». Это он уже понял. Если теоретически допустить, что я возглавлю государство, то, во-первых, я за партийные списки. За пропорционально-мажоритарную систему выборов. Как только появляется такая система, тут же укрепляется парламент. Партийная система несет за собой гораздо меньше полномочий президента. Идет укрепление правительства, парламента, победившая партия давит, чтобы назначить в правительстве своих чиновников. Это очень взаимосвязано все. Изменения необходимы, и начинать их нужно именно с избирательной системы. А если у вас останется та же избирательная система выборов чиновников по одномандатным округам, то сделать так, чтобы с парламентом считались, не получится.

Источник: Белорусская Деловая Газета

Комментариев нет:

Отправить комментарий