четверг, 4 сентября 2014 г.

Александр Милинкевич: «У нас нет самодостаточных политических структур»



Единый кандидат от оппозиции на президентских выборах 2006 года, глава движения «За свободу» Александр Милинкевич готов стать единым кандидатом от демсил и на выборах 2015 года. При этом он считает, что единственный шанс для оппозиции добиться перемен – это объединиться. А самостоятельные действия политиков, потакание собственным амбициям, неизбежно приведут к поражению.

- За последний месяц Вы несколько раз заявили о своей готовности стать единым кандидатом в президенты от демократических сил. Но прежде Вы на эту тему активно не высказывались. С чем связана такая перемена?
- Просто раньше не обращали внимания. Я всегда говорил, что на выборы должны идти молодые, – важна смена поколений. Как для власти, так и для оппозиции. Но если бы Конгресс демократических сил сказал, что идти должен я, – то я человек долга, я человек командный, и сил у меня достаточно. Поэтому я и заявил – да, может буду участвовать в выборах «единого».

- Буквально вчера либеральные демократы обратились к Лукашенко с предложением перенести выборы президента на март-апрель 2015 года. Что это означает? Действительно ли власть хочет разыграть такой сценарий?
- Я думаю, что это заявление не могло быть несогласовано с властью, поскольку во власти такие разговоры ведутся. И давайте вспомним 2006 год, когда я был единым кандидатом от оппозиции, – тогда точно так же перенесли выборы на значительный срок. Оппозиция была к этому не готова, некоторые вообще предлагали Конгресс проводить весной. Задача досрочных выборов – сбить ритм подготовки к выборам у демократических сил. Где много дискуссий – нужных и ненужных, где определяются схемы выбора, где обычно затягиваются сроки. Поэтому для Конгресса демсил более ранние выборы означают только, что будет меньше времени на подготовку, а сама избирательная кампания будет менее качественной.
Лучше такие конгрессы проводить пораньше. Не надо бояться, что будет объявлен единый кандидат. Вообще, в нашей стране если боишься – лучше политикой не заниматься, и даже общественной работой.
Поэтому – да, я думаю, что перенос выборов на весну возможен, чтобы у оппозиции было меньше времени на подготовку. Кроме того, всегда есть проблема экономики. Страна живет во многом благодаря российским дотациям. А в ситуации, когда идет российско-украинская война, таких дотаций по объективным причинам может стать меньше.

- Конгресс демократических сил, который должен избрать единого кандидата на выборы-2015, нам обещали еще в начале апреля. Потом сроки не раз переносились. Теперь, по словам Анатолия Лебедько, он будет проводиться уже весной 2015-го. С чем это связано?
- Ну, мнение Лебедько – это не общее решение. При сигналах о том, что выборы могут быть раньше, нет смысла откладывать Конгресс на весну. С другой стороны, Конгресс провести нелегко. Хотя бы потому, что у политиков есть амбиции. Кто участвует в Конгрессе и претендует на звание единого кандидата от демократических сил – конечно, хочет выиграть. А от состава Конгресса и будет зависеть, кто выиграет. Потому и не удивительно, что идут такие долгие согласования, – ведь у политиков есть свои сферы интересов.
Но я все же верю, что хватит здравого смысла и ответственности, и Конгресс состоится. Потому что и так есть большая апатия, разочарование, – и в обществе, и в оппозиции. Не хватает истории побед. Если оппозиция не объединится, то ее авторитет в обществе еще более упадет. И партнеры в демократических странах, для которых очень важно, чтобы Беларусь была свободной, более предсказуемой, европейской, – у них тоже будет полное разочарование в демократических силах Беларуси. Поэтому тем, кто не может объединиться – старшему поколению – стоит просто уйти, и не мешать молодым строить новые структуры. Я уверен, что у них точно лучше получится.

- Как Вы прокомментируете нынешнее противостояние Некляева и Лебедько?
- Всегда есть конкуренция лидеров. Некляев имеет более высокий рейтинг, хотя его можно считать молодым политиком, поскольку он пришел не так давно. А Анатолий – это уже человек, который за долгие годы прошел большой путь. Он тоже хорошо известен, активен, и партия его по белорусским масштабам сильная.
Поэтому идет конкуренция, и я считаю, что конкуренция – это хорошо. Плохо, когда она реализуется нечестными методами.

- Тогда что касается конкуренции: Вы и Логвинец. Все-таки, кто из вас от движения «За свободу» будет претендовать на звание единого кандидата?
- Честно скажу: в организации пока решение не принято. Мы обсуждаем разные кандидатуры. И у себя в организации, и в рамках альянса «Народный референдум», – было бы хорошо, чтобы от него был единый кандидат. Логвинец – достойная фигура. Но это не значит, что он принял решение, утром пришел на работу и заявил нам, что он пойдет в президенты. Так не бывает. У нас достойная команда, и все уважают друг друга.

- Как Вы относитесь к появлению на политическом поле целого ряда, так сказать, «кандидатов в кандидаты», совершенно неизвестных широкому кругу обывателей – Анисим, Левкович, да и тот же Логвинец? С чем это может быть связано?
- На самом деле хорошо, что есть люди с достаточными амбициями. А вот то, что на выборы могут пойти «табуном», как в 2010 году, – это плохо. Если они будут реализовывать свои амбиции через Конгресс, через его «сито», через обсуждение, – это хорошо. Если отдельно – плохо. Потому что общество махнет рукой. Люди скажут: «если они сейчас не объединились, то уж придут к власти – тем более перегрызутся».
Вторая причина, почему плохо идти не через Конгресс, – у нас нет самодостаточных политических структур. И рух «За свободу», и «Говори правду», и БНФ, и коммунисты – они не смогут провести самостоятельные кампании. Поэтому нужно объединяться. Сегодняшняя оппозиция вся вместе может провести одну пристойную избирательную кампанию. По отдельности это будет пустой звук.

- Но если Конгресс определит кандидата, который окажется совершенно неизвестен простому обывателю?
- У Семена Домаша в 2001 году в самом начале рейтинг тоже был близок к нулю. Но он быстро поднялся, так как у него была хорошая команда, толковые люди, он сам был, я считаю, быть может самым лучшим кандидатом в президенты из всех, кого представляло демократическое сообщество.
Мой случай. Я пришел из гражданского общества, и сейчас в нем остаюсь. И у меня тоже был практически нулевой рейтинг. Но за счет того, что я был избран на Конгрессе, 10% у меня было уже через месяц. Через два месяца – 18%. И это говорит о потенциале консолидации. Так что эти люди могут раскрутиться. Но Конгресс дает не только легитимность, он дает сигнал о том, что именно на этого человека поставило большинство людей в демократической среде. То есть конгресс может дать как раз такую очень сильную имиджевую поддержку новому человеку.
Конечно, было бы хорошо, чтобы шел человек с политическим опытом, с историей. Но, с другой стороны, у таких людей нередко есть большие отрицательные рейтинги. Любой социолог скажет: проще поднимать положительный рейтинг, чем уменьшать отрицательный. А у человека, который начинает «с чистого листа», отрицательного рейтинга нет – и это большое преимущество.

- Как Вы сами бы оценили «российский фактор» в белорусской политике, возможное влияние Москвы на ход предстоящих президентских выборов?
- Лично мой опыт участия во всех президентских кампаниях говорит о том, что Россия каждый раз принимает очень активное участие в выборах президента Беларуси. Всегда находились политики, которые считали, что им надо съездить в Москву и заручиться там поддержкой. Дескать, без Москвы тут не победишь, пусть Москва даст добро, тогда есть шансы заменить Лукашенко. Такие поездки были, и большинство претендентов это делали.
Но Россия в любой президентской кампании – и в 2001 году, и в 2006-м, и в 2010-м, – она не ставила цель сменить Лукашенко. Лукашенко, несмотря на свой сложный характер и неоднозначное поведение (непризнание Абхазии и Южной Осетии, позже – аннексии Крыма), устраивает Москву, поскольку поддерживает создание Евразийского союза. Похоже, искренне. И Москва его не хотела менять, но всегда имела кандидата (или кандидатов), которого сильно поддерживала. И медийно, и финансово.
Для чего это делалось? Во-первых, чтобы напугать Александра Лукашенко, сделать его более податливым. Тогда его легче вовлекать в интеграцию на условиях Кремля. Во-вторых, всегда была цель разъединить, ослабить белорусские национальные силы.
Я думаю, что и на ближайших выборах Москва вряд ли будет заниматься заменой нынешней властной элиты в Беларуси. Но по старому сценарию вполне может действовать. Вполне может появиться кандидат, который пойдет мимо Конгресса, получит поддержку Москвы. И это абсолютно не обязательно будет агент Кремля. Это может быть человек, который искренне считает, что другого способа победить попросту нет, и все решается в Москве. Такое можно и сейчас прочитать в интервью некоторых известных людей.

Источник: "Белорусская Деловая Газета"

Комментариев нет:

Отправить комментарий