вторник, 16 июня 2015 г.

Экономика выборов

Что случится с экономикой Беларуси до 11 октября 2015 года? Очередная президентская кампания, вероятно, закончится 11 октября, и пока всё идёт по накатанной колее. Избирательные комиссии, участки и бюллетени – ритуал понарошку. Население делает вид, что выбирает. Власти ставят политический перформанс, чтобы было, как в Евросоюзе. ТВ-ощущение праздника подменяет сам праздник. В ротацию плакатов и дат предлагается верить, как в ротацию кадров. Фьючерсы лучшей жизни вполне совместимы с христианской верой в лучшую, но загробную жизнь.

Монархия без скипетра и державы не может не проводить регулярные политические перформансы. Люди, они же электорат, в царя не верят, а президента с такими же полномочиями считают современным и вполне уместным. На этот раз всё это мистическое действо, психоделический ритуал и гражданско-номенклатурный гротеск проходит на фоне системного, структурного и конъюнктурного кризиса экономики.
В отличие от классических рыночных демократий в Беларуси прямой связи между состоянием экономики и официальными результатами президентских выборов нет. Известный лозунг «It’s economy stupid!» не подходит для нашей страны. Для нас гораздо важнее, чтобы было «лучше, чем у соседей», «чтобы было, как у людей» и «чтобы не было войны». Это явно не одно то же, что «среднегодовые темпы роста ВВП за последние пять лет - 7%», «зарплата в $1000» или «среднегодовая инфляция в 2011-2015 гг. – 2%».
Лукашенко давно начал президентскую кампанию. Состояние экономики Беларуси связано с назначением даты выборов на октябрь 2015-го (если мнение Ермошиной станет законом) так же, как астрологический прогноз, самоощущение главы страны и качество отношений с Кремлём. Конечно, определённая взаимосвязь есть, но нынешний президент при рассмотрении разных вариантов сроков проведения президентской кампании едва ли рассуждает в таких категориях, как «ВВП в 2015 году «просядет» более чем на 3%, поэтому дату выборов нужно назначить на октябрь». Или «безработица превысила 1%, поэтому выборы проведём на один месяц раньше». Или «у 2/3 предприятий нет оборотного капитала, экспорт упал на треть, и валюты не хватает, поэтому...
Белорусская пропагандистская машина с конца 2014-го вбивает в головы людей основную причину всего того плохого, что происходит в экономике страны – внешние факторы. В эту абстракцию входят такие разные явления, организации и тренды, как «Кремль», «рецессия российской экономики», «финансовый кризис», «сильный евро», «гибридная война», «монополярный мир» или «интенсификация конкуренции на внешних рынках». Мы наблюдаем удивительную синхронность оценок причин кризисных явлений от Нацбанка, Минфина, Администрации президента и самого Александра Лукашенко. Она похожа не на научный консенсус, а на приказ из предвыборного штаба кандидата в президенты от власти.
Говорящие головы Вертикали не утруждают себя установлением причинно-следственных связей, их научной верификацией или эмпирическими доказательствами. Они, как будто после серии тренингов НЛП, продолжают долбить одну и ту же речёвку. Дорогие кредиты? Так мы ведь в водовороте денежной политики России и Евросоюза. Тяжёлая налоговая нагрузка? Так мы почти завершили унификацию нашего налогового законодательства с Европейским Союзом. Низкая платёжная дисциплина госсектора? Там государственным заводам не платят российские клиенты. Мы делаем всё возможное. Высокая инфляция? Мы стали жертвой действий центрального банка России, а также валютных войн центральных банков развитых стран. Неравные условия хозяйствования частных и государственных предприятий? Там мы оптимизируем способы адаптации к внешним шокам спроса, в том числе со стороны России и Украины.
Белорусское население, как и любое другое население развивающейся страны, не сильно в экономике. Оно гораздо больше знает о мыльных операх, поп-дивах и звёздах кино, чем о деньгах и финансах. Поэтому под давлением мнений государственных авторитетов, подкреплённых графиками, таблицами и мнениями отдельных иностранных экспертов многие склонны верить в версию о том, что на наш «хрупкий сосуд» опять покушаются некие тёмные внешние силы, а Лукашенко держит круговую оборону. Понятное дело, что без жертв в такой неравной борьбе не обойтись.
Каждому беларусу своя рубашка ближе к телу. Когда он получал более $600 в месяц, а сейчас ~$400 и то всё чаще с задержками, когда он платил за ЖКУ 5% потребительских расходов, а сейчас 10%, когда он зарабатывал на Br-рублёвом депозите 50% годовых, а сейчас 25%, когда на рынке труда было масса вакансий, а сейчас начальство увольняет работников пачками, невольно в голову лезут неприличные мысли и злые мнения о власть предержащих. Власти делают всё возможное, чтобы канализировать эту злость и ярость в безопасные для себя русла. Как мы уже говорили, первое русло – это «внешние факторы» в одной большой куче. Второе русло – интенсификация борьбы с коррупцией. Когда правительство не может дать больше хлеба, оно даёт больше зрелищ. Вместо гладиаторов и кровавых боёв у нас резкий всплеск борьбы с коррупцией. Электорат должен почувствовать, что для Лукашенко нет неприкасаемых. Поэтому активно идут заключения под стражу и уголовные дела на частных бизнесменов (Виктор Прокопеня, Александр Муравьёв), местных и республиканских чиновников, директоров государственных предприятий. Высока вероятность того, что в ближайшие месяцы мы станем свидетелями возбуждения уголовного дела на чиновника или чиновников уровня министра. Как говорят, ничего личного – просто логика текущего политического процесса.
Третье русло – громкое выпячивание новой миротворческой внешнеполитической миссии Беларуси. Термин «минские соглашения» прочно вошёл в международный обиход. Беларусы – мирные люди, и их самолюбие тешит тот факт, что именно Минск был выбран площадкой для проведения переговоров о мире между Россией и Украиной при посредничестве Евросоюза. Понятное дело, что дивиденды от миротворческой миссии получает Лукашенко. В условиях, когда наша страна не участвует в гибридной войне, когда наши солдаты и офицеры несут службу только внутри страны, люди отдают должное за этот мирный дивиденд действующей власти. Его нельзя намазать на хлеб, но смикшировать отдельные всплески недовольства население им вполне можно. Понятно, что своя рубашка ближе к телу, но власти убеждают, что они спасли население от варианта, когда можно было вообще рубашки лишиться, и многие люди в это верят.
Белорусское государство далеко от состояния банкротства. В этом году оно точно не наступит. В краткосрочном периоде правительство обладает резервами и возможностями для выполнения своих внешних и внутренних обязательств. Из населения и бизнеса, которые стойко и безропотно перенёсли почти трёхкратную девальвацию и гиперинфляцию 2011 года, которые проглотили очередной макроэкономический шок конца 2014-начала 2015 гг., которые несмотря на мировое лидерство Беларуси по инфляции и очевидную фантикизацию Br-рубля продолжают держать на банковских депозитах Br48,4 трлн (на 01.05.2015) в Br-рублях (это почти на Br8,8 трлн больше, чем было в начале года) и почти $8 млрд в иностранных валютах (речь идёт о вкладах физических лиц) можно верёвки вить. Что успешно и делают власти.
До даты окончания президентской кампании Нацбанк едва ли будет делать некие резкие движения, которые могли бы повлиять на устойчивость банковской системы. Он таргетирует широкую денежную массу (М3) и обещал ограничить её прирост тридцатью процентами. За январь-май 2015-го этот показатель уже увеличился на 17,8%. Небо на землю не упадёт, и народный бунт не состоится, если по итогам года М3 вырастет на 40-50%. Дополнительные ресурсы получат бедствующие промышленные предприятия и те организации, в которых рабочие коллективы будут особенно рьяно требовать если не повышения зарплаты, то, по меньшей мере, своевременной её выплаты. Ну, инфляция будет выше запланированной. Ну, Br-рубль снова подешевеет. Ну, средняя зарплата в долларовом эквиваленте снизится до $300- 350. Так ведь не впервой. Противно, но привычно и совсем не революционно.
Кроме ресурса инфляционно-девальвационной спирали в Беларуси есть что закладывать и продавать. Перехватить пар-тройку миллиардов долларов на текущие нужды при наличии двух НПЗ и Беларуськалия в руках государства ничего не стоит. Или, например, укрепить стратегическое партнёрство и дружбу с Китаем или Индией, продав им 10-20% акций в обмен за гарантии покупок определённого объёма калийных удобрений по фиксированной цене.
Белорусские власти имеют достаточно прочные связи с российскими банками. Кремль сам готов к реструктуризации части белорусского госдолга в 2015 году. Он едва ли будет препятствовать свопповым и кредитным операциям с белорусскими коммерческими структурами на выгодных для себя условиях. Когда встречаются распорядители чужого России и Беларуси шансы договориться так, чтобы были очень довольны, в первую очередь, сами участники процесса принятия решений, очень высоки.
Таким образом, экономика беспокоит, но не рвёт на части. Промышленность в кризисе, но её роптание под жёстким контролем. Банковская система нездорова, но врач в лице Нацбанка - реаниматолога готов подключиться, в том числе и с денежным печатным станком. Социальная сфера в тревоге, но не в бунте. Торговля стагнирует, но зато, как говорят люди, всё есть, не так, как во времена советского хронического дефицита. До 11 октября стоит ждать приятных для отдельных групп населения скромных «сюрпризов» в виде символического повышения зарплат, пенсий, индексации пособий и сдерживания роста тарифов на ЖКУ.
Потом начнётся the day after. Страна проснётся со стойким ощущением déjà vu. До Рождества и Нового года будет рукой подать. А там первые сто дней правительства с новыми руководителями во главе. Ведь надо же дать им шанс проявить себя…

Источник: "Центр Мизеса"

Комментариев нет:

Отправить комментарий