суббота, 6 июня 2015 г.

Павел Усов: Смерть оппозиции породила абсолютно гротескных кандидатов

Власти, чтобы показать, что процесс в Беларуси демократичный, нужны конкуренты. Все-таки Лукашенко не отказывается от этой фасадной демократии и хочет показать и населению, что альтернативы в республике нет, что он является единственным гарантом внутренней стабильности.

Как стоит относится к людям, которые заявили о своем желании участвовать в президентской гонке? Чем нынешняя политическая ситуация отличается от прошлых предвыборных периодов? Почему оппозиция не смогла договориться о выдвижении единого? С этими и другими вопросами корреспондент UDF.BY обратился к доктору политических наук Павлу Усову.

- К нынешнему выдвижению кандидатов стоит относиться так же, как к выборам в Беларуси: то есть никак. Нет выборов, соответственно, нет и реальных кандидатов, которые могли бы что-либо противопоставить Лукашенко.
Все прекрасно понимают, что в условиях, которые сложились в Беларуси и вокруг нее, практически нереально предложить населению альтернативу, которая была бы не только поддержана во время голосования, но и имела бы возможность прийти к власти.
Я убежден, что в Беларуси при этом авторитарном режиме невозможно путем выборов прийти к власти. Просто невозможно. Реальные изменения могут наступить только через давление на власть, а в связи со сложившимися условиями и процессами вокруг Беларуси (Украина и Россия) и в самой Беларуси (полная зачистка пространства) это невозможно.
Поэтому на сегодняшний день самым лучшим для оппозиции было бы воздержаться от участия в этой кампании, которая будет только на руку Лукашенко. Оппозиция ничего не может противопоставить действующему президенту, а будет лишь легитимизировать этот процесс. Мы же знаем, что выборов не существует с 1994 года.
Все, что предлагают различные группы, партии, организации, – это все, что угодно, но только не альтернатива Лукашенко, а наоборот, дискредитация альтернативы. Тот социальный состав людей, которые стремятся поучаствовать в выборах, показывает, что реальной альтернативы Лукашенко нет. Альтернатива умерла. Её нет.
 
- Чем сегодняшняя ситуация отличается от 2001, 2006, 2010 годов?
- Условия совершенно отличались. Если мы берем выборы 2001 года, то политический режим в Беларуси еще не был настолько сильно консолидирован, как сейчас. Оппозиция не была разбита и уничтожена, какой она является сейчас.
Фактически оппозиция в 2001 году имела все возможности, чтобы повлиять на политические процессы, на итог выборов. Но мы помним, какой был кандидат в президенты. Несмотря на то, что оппозиция была консолидирована, работала на одного кандидата, у Гончарика отсутствовали харизма и стратегия. И оппозиция была не в состоянии провести площадь, хотя в 2001 году все возможности такого революционного воздействия на Лукашенко были.
В 2006 году идея площади стала основной, к ней готовились, и единый кандидат, который выбирался на конгрессе, избирался именно для проведения площади. Но опять-таки, уже режим был достаточно консолидирован. И в преддверии выборов были проведены четко и жестко репрессии в отношении разных инициативных групп, чтобы изолировать их, не позволить людям мобилизоваться и приехать на площадь. Тем не менее, она состоялась. В формальном плане.

- Почему не получилось того, что произошло в Украине?
- Вся проблема была в том, что ни тогда, ни в 2010 году оппозиционные лидеры, лидер абсолютно не представляли себе, что делать с людьми, протестующими, когда они выйдут на площадь. То есть оппозиция не была готова к жесткой конфронтации с режимом. Поэтому фактически площадь 2006 года провалилась. Она так же провалилась и в 2010. То есть формально протест состоялся, формально общество, по крайней мере, прогрессивная его часть, показала, что не готова мириться с существующим режимом, но оппозиция не являлась инструментом, который бы направлял этот протест. Совершенно никто не хотел сражаться с властями, и фактически это привело к провалу как в 2006, так и в 2010 году. Уже после 2006 возросло давление на оппозицию, были проведены репрессии в отношении активистов. Многие из тех, кто поддерживал оппозицию, окончательно в ней разочаровались.

- На последних выборах было девять конкурентов Лукашенко…
- К 2010 году умерла идея единого, потому что после 2006 года стало понятно, что единый не решает проблемы протеста, проблему консолидации оппозиции. Поэтому не было смысла бороться за единого кандидата. Плюс тогда были довольно хорошие отношения, по крайней мере, шел диалог между режимом и ЕС. И западные грантодатели не настаивали на идее единого.
А после 2010 года умерла идея революции, площади. Это было связано не только с жестким разгоном в 2010 году и тем, что все лидеры показали себя не успешными именно революционными вождями. Смерти идеи революции способствовали события Майдана в Украине, а также последующая агрессия России.
Сегодня те концепции, с которыми оппозиция шла когда-либо на выборы, – это идеи единого и идеи революции, то есть мирного протеста, – умерли. Они не существуют в политическом пространстве Беларуси. К этому времени фактически умерла оппозиция как политический актер. И эта смерть оппозиции, идеологический вакуум породили абсолютно гротескных кандидатов вроде Короткевич, Меха, Шульгана. Хотя если говорить о Шульгане, то идея высмеять выборы, вообще всю ситуацию в Беларуси не так плоха сама по себе. Но конечно не с таким подходом.

- В 2011 году все, кто выходил после судов, рвались все сделать для того, чтобы консолидировать оппозицию, общества и просто "порвать" власть на выборах-2015. Прошли годы. Почему оппозиции не удалось за 5 лет объединиться?
- Ей не удалось объединиться за все эти 20 лет. Проблема именно в том, что с самого начала существования оппозиции как политической силы и после прихода к власти Лукашенко, проблема объединения являлась одной из самых ключевых. Именно играя на внутренних противоречиях, раскалывая оппозицию, Лукашенко удалось удержаться у власти. А после консолидации режима инструмент создания внутренних искусственных конфликтов среди самой оппозиции и является формой уничтожения оппозиции либо контроля над ней.
Поэтому уже сейчас, говоря о нынешних условиях, даже думать о какой-то внутренней мотивации, желании оппозиции объединиться не приходится. Кроме того, люди, которые возглавляют сегодня оппозицию, столько раз друг с другом "объединялись", столько раз подписывали соглашения о единстве и совместном действии, и каждый раз их успешно разрывали и бойкотировали.
Нет внутреннего доверия в оппозиции. Слово в среде оппозиции, обещание ничего не значит. А при отсутствии какого-либо доверия консолидация невозможна. Все изначально знают, что кто-то кого-то предаст, как это было в 2012 году, когда вроде было подписано соглашение относительно неучастия в выборах пока есть политзаключенные.
Мы хорошо помним, как это все провалилось с большим треском. Все эти декларации, лозунги и громкие заявления оппозиции ровным счетом ничего не значат. Ну и плюс ко всему нужна действительно серьезная внутренняя солидарность, чтобы преодолеть бесконечно воздействие властей на оппозицию. Надо понимать, что власть не позволит ей консолидироваться. Значит, необходима более жесткая внутренняя мотивация, чтобы преодолеть эти препятствия со стороны властей.

- В Украине тренд, что если кто-то критикует власть, то говорят о руке Москвы. Вы можете сказать, что руководство оппозиции – это агенты КГБ? Или это просто политически не ответственные люди?
- Нельзя исключать того, что кто-то из лидеров либо руководителей партий может контролироваться белорусскими спецслужбами. Надо понимать, что система работает очень эффективно и строит свою эффективность именно на шантаже, компроматах и так далее.
Последние годы после конфликта в Украине мы стали свидетелями того, что появилась довольно широкая группа представителей белорусской оппозиции, которая заявляет о том, что Лукашенко является гарантом независимости, и, боясь Кремля, он не будет стремиться к тому, чтобы сблизить Беларусь с Россией. Это вторая величайшая глупость, которую позволяют себе оппозиционные деятели. Я не знаю, что хуже в данном случае: быть агентом КГБ или заявлять такие глупости и таким образом кормить мифами Запад.
Дело в том, что Лукашенко не был, не является и никогда не будет гарантом белорусской независимости. На протяжении всех тех лет, что находится у власти, он успешно эту независимость продавал как раз России. Сегодня фактически Беларуси, как независимого геополитического субъекта, не существует. Она существует в таком виде исключительно в заявлениях Лукашенко. На уровне заявлений Беларусь действительно еще независима. Но в реальности она полностью находится под геополитическим, стратегическим, экономическим и политическим контролем России.
Плюс мы ещё имеем на территории нашей страны два военных объекта и одну военную базу. О какой независимости или каких ее гарантиях можно вообще говорить, видя, что происходит? Поэтому говорить о том, что Лукашенко гарант независимости и надо с ним активно завязывать диалог, просто верх глупости и непонимания происходящего в стране. Либо просто нежелание видеть реальные процессы и следовать в общеевропейской конъюнктуре. Либо кто-то делает эти заявления, потому что привязан к спецслужбам, либо - потому что он дурак. Эти понятия равнозначны. Глупость так же эффективно работает на власть, как и сознательное сотрудничество с ней.

- Что стоит ждать от предстоящей кампании и нужны ли официальному Минску "конкуренты"?
- Они нужны власти, чтобы показать, что процесс в Беларуси демократичный. Все-таки Лукашенко не отказывается от этой фасадной демократии и хочет показать и населению, что альтернативы в республике нет, что он является единственным гарантом внутренней стабильности.
Кандидаты, особенно в костюмах политических клоунов, будут этому только способствовать. Можно провести параллели с последними выборами в Казахстане, где также было 10 кандидатов, среди которых были директор АЗС, какой-то непонятный бизнесмен и куча совершенно невразумительных кандидатов. На фоне этого Назарбаев выглядел абсолютным богом политическим и набрал 93%.
Думаю, что для Лукашенко важен этот процесс, чтобы, по крайней мере, поддерживать легитимность внутри белорусского общества. Ну и, конечно же, это возможность в какой-то степени продать эти выборы Западу, чтобы укрепить тенденции к диалогу. Но по факту этот диалог ничего в Беларуси не решает.

- А есть ли сегодня вообще интерес у Запада к белорусским выборам, как это было раньше?
- Никакого интереса нет. Для них стабильный авторитарный режим гораздо более приемлем, чем какие-либо непредсказуемые трансформации и пертурбации в стране. С учетом того, что происходит в Украине и растущей агрессией России, вообще происходящее в Беларуси Запад больше не интересует. Есть какие-то реакции, механические, скорее всего, на какие-то процессы в Беларуси. Это запуск диалога 2.0. Но на этом все и ограничится.
Конечно, если возникнет, какой-то социальный бунт в связи с ухудшающейся экономической ситуацией, который будет жестко подавлен, может быть, какая-то реакция будет. Но она не будет такой жесткой, как в 2010 году.
У Запада есть гораздо более серьезные проблемы. Головная боль – это Украина и Россия. И Лукашенко в этом плане совершенно выигрывает, так как для него эти условия наиболее комфортны.
Конечно, ещё может быть гораздо более жесткая реакция со стороны России, попытка корпораций действовать в Беларуси через интеграционные процессы, но в этом случае Запад также будет не в состоянии повлиять на ситуацию.

Источник: Udf.by

4 комментария:

  1. И что же с нами будет, если уже ничего нельзя сделать? Вопрос звучит крайне глупо, но я хочу узнать вашу точку зрения.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Этот комментарий был удален автором.

      Удалить
    2. Глупо-мягко сказано. Просто делай людям добро, не ожидая похвалы. Люби жизнь, жену, детей, радуйся солнышку. Ты бренен. Ничего не изменится, он, не он, кто то другой, какая разница, человеческий фактор никто не отменял. Вода стремится где ниже, люди где '' лучше''. Коррупция и беззаконие есть везде и всегда, раззуйте вочи.

      Удалить
  2. Мечтаю встретить хоть одного человека, кто в приватной беседе скажет, что выбирает и солидарен с А. Лукашенко, я не против него, особенно глядя что в мире творится и кто им управляет, но не так это надо делать.

    ОтветитьУдалить