вторник, 23 мая 2017 г.

"Тунеядцы" как главная тема на выборах

За 9 месяцев до выборов в местные Советы (это ближайшая электоральная кампания, которая должна пройти не позднее 20 февраля 2018 года) проще всего по инерции твердить о никчемности их политического значения, отсутствии перемен и бесперспективности участия оппозиции в этом спектакле. Но не все так однозначно на самом деле.

Да, белорусским властям удалось «перехватить деньги до получки» у России, Белстат констатирует скромный рост экономики, поэтому апокалипсис подвявшему белорусскому экономическому чуду вот прямо сегодня не грозит.
Но при этом правящий режим не застрахован от потрясений, так как не может решить основную проблему с обеспечением занятости населения и достойными зарплатами. Привычные сценарии и алгоритмы перестают работать, а новых — нет, да и глава государства запрещает своим подчиненным даже думать о реформах (разрешено заниматься совершенствованием того, что есть).

Эхо протестов против декрета № 3
Правящий режим явно не ожидал прокатившейся по стране в феврале — марте волны протестов против «антитунеядского» декрета № 3, но сумел её пережить. При этом словно для создания интриги предстоящей избирательной кампании президент ввёл норму: «Местные Советы депутатов или по их поручению местные исполнительные и распорядительные органы вправе освобождать от уплаты сбора граждан в связи с нахождением в трудной жизненной ситуации». В нормативном акте уточняется, что в этом смысле «под трудной жизненной ситуацией понимается объективное обстоятельство (совокупность обстоятельств), не зависящее от гражданина, которое он не может преодолеть за счёт имеющихся возможностей».
Весенние протесты «нетунеядцев» и «возмущенных белорусов» утихли, но осенью, на подходе к новой избирательной кампании, у оппозиции есть шанс возродить уличную активность. Впервые после 1996 года у оппонентов правящего режима есть конкретный аргумент для избирателя, почему ему нужен свой местный Совет — действительно избранный, а не состоящий из назначенных властями людей.

Именно местный Совет уполномочен освобождать от уплаты «тунеядского» сбора или имеет право передоверить такую возможность местным структурам президентской вертикали. В 2017 году депутаты в основном передоверили свое право чиновникам, в 2018-м могут возникнуть территории, где депутаты местных Советов от своего права не откажутся и даже, можем пофантазировать, огулом освободят своих избирателей от уплаты злосчастного сбора.
Борьба с декретом № 3 была поводом и катализатором для охвативших Беларусь социальных протестов, а теперь она может стать стержнем электоральной кампании с примерно таким лозунгом: «Голосуй за кандидатов, которые освободят вас от угрозы платить «тунеядский» сбор!».
Провластным кандидатам (даже маскирующимся) такое не выговорить, наконец-то есть маркер, который позволит чётко определить, кто есть кто. Но есть ли у оппозиции потенциал, чтобы действительно претендовать на взятие под контроль местных Советов?

Возможно выдвижение новых лидеров
На минувших местных выборах в 2014 году от всех партий — и лояльных, и оппозиционных — баллотировалось 814 кандидатов, было зарегистрировано 675. В общей сложности оппозиционные структуры «засветили» в 2014 году 811 человек, которых выдвигали кандидатами в депутаты и в члены избирательных комиссий. Лидером по выдвижению была Белорусская партия левых «Справедливый мир» — 425 человек.
Для понимания масштаба: в Беларуси 1328 местных Советов разного уровня, 18 816 избирательных округов. Даже если вдруг случится чудо, и власти согласятся допустить своих оппонентов в избиркомы, то у оппозиционных партий элементарно не хватит кадров, чтобы выдвинуть в каждую комиссию хотя бы по одному волонтёру. Аналогичная ситуация с выдвижением кандидатов в депутаты.
В итоге волей-неволей оппозиционные лидеры остановят свой выбор на наиболее значимых Советах (областной уровень и столица, отдельные райсоветы), что девальвирует лозунг «Выбирай своего депутата!» — он может работать эффективно только при проведении тотальной кампании.
Сейчас у оппозиционных структур нет ни людских, ни финансовых ресурсов, ни единства для проведения общенациональной кампании на местных выборах. Но есть опыт, знания, которыми «профессиональные революционеры» могут поделиться с новыми местными лидерами, проявившими себя на волне весенних протестов.
Теоретически распространение технологий политической борьбы среди вот этих новых, напрямую не связанных с оппозицией лидеров может компенсировать ей недостаток собственных ресурсов. Но много ли таких людей? Могут ли они найти общий язык с оппозиционными штабами? На эти вопросы однозначных ответов пока нет.
Впрочем, кадровый потенциал ограничен и у властей. Показательно, что в 2014 году в двух округах по выборам в райсовет и двух — в сельсовет выборы не проводились «в связи с выбытием всех кандидатов в депутаты до дня выборов». Таким образом, не только у оппозиции, но и у правящего режима не хватило людских ресурсов, чтобы закрыть все избирательные округа.

Вероятны проблески борьбы за мандаты
Местные выборы, по идее, требуют местной повестки дня. Есть некоторые основания предполагать, что в предстоящей кампании это станет особенно актуально.
Помимо волны протестов против декрета № 3, прокатившейся по всем регионам Беларуси, в последний год-два отмечен и локальный активизм, выражавшийся в том, что местные жители отстаивали от вырубки свой сквер, боролись против уплотнительной застройки и т.п. Из среды таких активистов могут появиться самовыдвиженцы, не связанные с оппозицией и с социальным протестным движением.
Не исключено, что некоторых из них президентская вертикаль может оценить как меньшее зло и если не поддержать, то, по крайней мере не препятствовать их избранию в депутаты. В таком случае есть шансы, что сформированный в 2018 году депутатский корпус местных Советов не окажется таким стерильно-лояльным, как сегодня.
Что же касается собственно оппозиции, то она, очевидно, опять постарается «расширить территорию свободы» путем проведения пикетов по сбору подписей за выдвижение кандидатов в депутаты в людных местах, где запрещено проведение массовых мероприятий в обычное время. А потом там же можно проводить встречи с избирателями (Избирательный кодекс в отличие от закона о массовых мероприятиях предусматривает для таких акций заявительный, а не разрешительный принцип).
В общем, уличная активность оппозиции на фоне кампании вполне предсказуема. Можно также рассуждать, как на нее наложится в случае возрождения волна социальных протестов. А вот поставят ли оппозиционные лидеры перед собой цель реально бороться за мандаты депутатов или, например, за непровластное большинство в Минском горсовете — вопрос.

Источник: Павлюк Быковский, Naviny.by

Комментариев нет:

Отправить комментарий